Кальцинаты,

Tartalom

«Туда и обратно», - повторил он мысленно. ГЛАВА 31 Кальцинаты вернулась в Третий узел. После разговора со Стратмором она начала беспокоиться о безопасности Дэвида, а ее воображение рисовало страшные картины.

- Ну, - послышался голос Хейла, склонившегося над своим компьютером, - и чего же хотел Стратмор. Провести романтический вечер в обществе своего главного криптографа. Сьюзан Кальцинаты его вопрос и села за свой терминал. Ввела личный код, и экран тотчас ожил, показав, что «Следопыт» работает, хотя и не дал пока никакой информации о Северной Дакоте. «Черт возьми, - подумала Сьюзан. - Почему же так долго?» - Ты явно не в себе, - как ни в чем не бывало сказал Хейл.

- Какие-нибудь проблемы с диагностикой. - Ничего серьезного, - ответила Сьюзан, хотя вовсе не была в этом уверена. «Следопыт» задерживается. Она подумала, не ошиблась ли где-то.

Начала просматривать длинные строки символов на экране, пытаясь найти то, что вызвало задержку. Хейл посматривал на нее с самодовольным видом. - Слушай, я хотел спросить, - заговорил. - Кальцинаты ты думаешь об Кальцинаты не поддающемся взлому алгоритме, который, по словам Танкадо, он хотел создать. У Сьюзан свело желудок. Она подняла голову. - Не поддающийся взлому алгоритм?

Кальцинаты Она выдержала паузу. - Кальцинаты да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил. - Я в это не верю. Всем известно, что невзламываемый алгоритм - математическая бессмыслица. Кальцинаты улыбнулся: - Ну конечно… Принцип Бергофского. - А также здравый смысл! - отрезала.

- Кто знает… - Хейл театрально вздохнул. - Кальцинаты множество такого… что Кальцинаты не снилось нашим мудрецам. - Прошу прощения. - Шекспир, - уточнил Хейл. - Гамлет. - Самообразование за тюремной решеткой. Хейл засмеялся.

- Нет, серьезно, Сьюзан, тебе никогда не приходило в голову, что это все-таки возможно и что Танкадо действительно придумал невзламываемый алгоритм. Кальцинаты разговор был ей неприятен. - Ну, мы не сумели этого сделать. - А вдруг Танкадо умнее. - Может. - Сьюзан пожала плечами, демонстрируя равнодушие. - Мы с ним какое-то время переписывались, - как бы невзначай сказал Кальцинаты. - С Танкадо. Ты знала. Сьюзан посмотрела на него, стараясь не показать свое изумление.

- Неужели. - Да. После того как я вскрыл алгоритм «Попрыгунчика», он написал мне, что мы с ним братья по борьбе за неприкосновенность частной переписки. Сьюзан не могла поверить своим ушам. Хейл лично знаком с Танкадо. И снова постаралась держаться с подчеркнутым безразличием. - Он поздравил меня с обнаружением «черного хода» в «Попрыгунчике», - продолжал Хейл. - И назвал это победой в борьбе за личные права граждан всего мира. Ты должна признать, Сьюзан, что этот «черный ход» был придуман для того, чтобы ввести мир в заблуждение и преспокойно читать электронную почту.

По мне, так поделом Стратмору. - Грег, - сказала Сьюзан, стараясь не показать своего возмущения, - этот «черный ход» Кальцинаты АНБ расшифровывать электронную почту, представляющую угрозу нашей безопасности. - Что Кальцинаты говоришь? - Кальцинаты невинно вздохнул.

- И в качестве милого побочного развлечения читать переписку простых граждан. - Мы не шпионим за простыми гражданами, и ты это отлично знаешь. ФБР имеет возможность прослушивать телефонные разговоры, но это вовсе не значит, что оно прослушивает. Кальцинаты у них штат Кальцинаты, прослушивали.

  • Pierde greutatea în brațele mele repede
  • Corp slim home sfaturi
  • Calcul de pierdere în greutate a grăsimii corporale

Сьюзан оставила это замечание без ответа. - У правительств должно быть право собирать информацию, Кальцинаты которой может содержаться угроза общественной безопасности. - Господи Иисусе! - шумно вздохнул Хейл. - Похоже, Стратмор здорово промыл тебе мозги.

Ты отлично знаешь, что ФБР не может прослушивать телефонные разговоры произвольно: для этого они должны получить ордер. Этот новый стандарт шифрования означал бы, что АНБ Кальцинаты прослушивать кого угодно, где угодно и когда угодно.

- Ты прав - Кальцинаты так и должно быть! - сурово отрезала Сьюзан. - Если бы ты не нашел «черный ход» в «Попрыгунчике», мы могли бы взломать любой шифр, вместо того чтобы полагаться на «ТРАНСТЕКСТ». - Если бы я не нашел «черный ход», - сказал Хейл, - это сделал бы кто-то.

  1.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам.
  2. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Коммандер опустил голову.
  3. Chemo și radiații cauzează pierderea în greutate

Я спас вас, сделав это заранее. Можешь представить Кальцинаты последствия, если бы это обнаружилось, когда «Попрыгунчик» был бы уже внедрен. - Так или иначе, - парировала Сьюзан, - теперь мы имеем параноиков из Фонда Кальцинаты границ, уверенных, что «черный ход» есть во всех наших алгоритмах. - А это не так?

- язвительно заметил Хейл. Сьюзан холодно на него посмотрела. - Да. - Хейл вроде бы Кальцинаты отбой. - Теперь это не имеет значения. У вас есть «ТРАНСТЕКСТ». У вас есть возможность мгновенно получать информацию.

Вы можете читать все, что пожелаете, - без всяких вопросов и запросов. Вы выиграли.

- Почему бы не сказать - мы выиграли. Насколько мне известно, ты сотрудник АНБ. - Ненадолго, - буркнул Хейл. - Не зарекайся. - Я серьезно. Рано или поздно я отсюда смоюсь. - Я этого не переживу. В этот момент Сьюзан поймала себя на том, что готова взвалить на Хейла вину Кальцинаты все свои неприятности. За «Цифровую крепость», волнения из-за Дэвида, зато, что не поехала в Смоуки-Маунтинс, - хотя он был ко всему этому не причастен.

Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь.